МАКСИМ ГОРЬКИЙ. МАТЬ. НЕСОВЕРШЕННЫЙ РОМАН

Как и всё в Советском Союзе, как всякая духовная сфера, литература была поставлена на «службу народу», она была частью «пролетарского искусства», была «пролетарским рупором», но в то же время идейным вдохновителем трудовых масс. Без сомнения, самый известный в мире писатель в жанре социалистического реализма — Максим Горький. Была ли другая литература в Советском Союзе? Ну, почему нет! Другая литература, безусловно, была — особенно ближе ко временам развала Союза, — но она, мягко говоря, не афишировалась. Пролетарию хорошо в стране советской, его не то что устраивает реальность, она для него гарантирует светлое будущее, она уже сейчас почти что рай земной, — так как же он может её критиковать?

Наверное, каждому советскому человеку известна биография Максима Горького: как он стал сиротой, как пошёл в люди, как вступил в партию, как путешествовал за границей. Множество улиц и парков, станции метро, учебные заведения, библиотеки, один из самых больших городов России, — всё это было названо или переименовано в честь «пролетарского певца». Даже неудобно говорить, какими тиражами его книги издавались в стране победившей Революции, — поистине, они были рекордными…

Его роман «Мать» был написан примерно за десять лет до Великой Революции, но странным образом при чтении возникает ощущение, что Революция — это что-то предрешённое, что она вот-вот случится, что нет сомнений в победе революции, что, может быть, она уже произошла? А ведь на тот момент — на момент написания книги — до Революции надо было ещё дожить, пережить многое и хорошенько к ней подготовиться. Но при всём при том роман у Горького получился чудовищно революционным, не в том смысле, что сильно радикальным (Сергей Нечаев со своим «Катехизисом революционера» будет в этом смысле куда более революционым), а в том, что предвещает Революцию, что дышит пролетарской революцией.

А между тем, при несомненных плюсах романа, сюжет не отличается — можно выразиться проще — не балует изобилием поворотов или тонкостей. Можно даже прямо заявить: сюжет примитивен, как примитивен рабочий класс, пролетариат! Но ведь это не интеллектуальный роман — пролетарский, — так что всё по делу! В романе идёт речь про молодых рабочих и мать одного из них. Они живут в рабочей слободке, нещадно эксплуатируемые на местном заводе капиталистами. И они заражаются идеями равенства и уничтожения класса богатых. У Павла, сына матери, собираются тайные домашние собрания. Молодые коммунисты выпускают листовки. Но вскоре следуют аресты — сын матери оказывается в тюрьме. Мать продолжает «дело» сына сама — проносит на завод запрещённые книги и листовки… Павла выпускают из тюрьмы. Близится Первое мая. В этот знаменательный день коммунисты делают мощную акцию, они агитируют за революцию. Их классовые враги разгоняют акцию, а агитаторов забирают в тюрьму. Сын матери, Павел, снова в тюрьме. Коммунисты, а с ними и мать Павла, продолжают «дело народа», за ними следят шпионы, проводят у них обыски, забирают их в полицию… Но они, естественно, не сдаются!

Возможно, для того времени это было балдёжно. Сейчас уже это кажется очень наивным. Наивные люди, наивные идеи, и написано, по простоте сердечной, слишком прямо, по-детски, с верой прекраснодушной в идеал, но без мысли о несовершенстве человека, о его психике, о его неправильной, противоречивой психике. При этом сначала роман очень интересен, он читается, он представляется, в нём завораживают жуткие, брутальные сцены жизни и смерти Власова, то есть отца Павла, — впрочем, сцены обычные для жизни в рабочей среде. И всё — ещё не прочитав и треть романа, ты начинаешь позёвывать. Ты заставляешь себя читать дальше, но чем дальше — тем тяжелей. В конце концов, ты не понимаешь, зачем ты дочитал этот несовершенный, незавершённый, с оборванной концовкой и без какого-либо финала роман. Зачем?

Иногда возникает ощущение, что роман написан для галочки — при всех его достоинствах как романа революционного, он далеко не является романом великим, удачным и цельным. Но он нужный роман! Для того времени, когда он был написан, он был для пролетариата очень необходим, — аккурат в аналогичном духе о нём говорил Ленин. Несмотря на ряд плюсов и кучу недостатков, «Мать» вписывается в русскую литературу своими особенными чертами. Посмотрите, например, какое умопомрачительное описание речи прокурора: «Слова однообразно вытягивались в длинный ряд, точно стежки нитки, и вдруг вылетали торопливо, кружились, как стая черных мух над куском сахара… Холодные, как снег, и серые, точно пепел, они сыпались, сыпались, наполняя зал чем-то досадно надоедающим, как тонкая, сухая пыль». Другая, выдранная из романа фраза про людей-скотов, — безоговорочно, пригодилась бы для опытов в жанре небытия, — судите сами, подобных фраз вообще мало: «…а живут как скоты, да еще хвастаются — хорошо живем! А что в том хорошего — и сегодня человек поработал да поел и завтра — поработал да поел, да так все годы свои — работает и ест? Между этим делом народит детей себе и сначала забавляется ими, а как и они тоже много есть начнут, он — сердится, ругает их — скорей, обжоры, растите, работать пора! И хотел бы детей своих сделать домашним скотом, вот они начинают работать для своего брюха, — и снова тянут жизнь, как вор мочало!»

Сергей Никифоров, 2011

4 комментария: МАКСИМ ГОРЬКИЙ. МАТЬ. НЕСОВЕРШЕННЫЙ РОМАН

  1. Читатель говорит:

    Прочитал.. мнение складывается одно, что горький — раб социализма и пролетариата. Написано очень хорошо… без лишних словесных «концов» и весьма объемно…

  2. Книгоман говорит:

    Даже само название — Горький, говорит само за себя. Горько ему жилось, Горько он писал, Горько было ему от всего того, что он создавал. Но поделать от этого он ничего не мог, так как сам не владел собой и своими творениями. Просто Горький образ жизни.

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован.


*

Можно использовать следующие HTML-теги и атрибуты: <a href="" title=""> <abbr title=""> <acronym title=""> <b> <blockquote cite=""> <cite> <code> <del datetime=""> <em> <i> <q cite=""> <strike> <strong>