МИГЕЛЬ АНХЕЛЬ АСТУРИАС. СЕНЬОР ПРЕЗИДЕНТ. ЛАТИНСКАЯ АМЕРИКА И СОВРЕМЕННЫЙ МИР

Латинская Америка в современной литературе занимает одно из первых мест по количеству и качеству настоящих, своеобразных, самобытных писателей. Если Европа – это, прежде всего, писатели-классики прошлого, то Латинская Америка – это писатели-классики настоящего. Только одна Аргентина дала миру целую плеяду превосходных, изысканных, гениальных литераторов, таких мастеров, как Адольфо Биой Касарес, Хорхе Луис Борхес, Эрнесто Сабато, Хулио Кортасар, Мануэль Пуиг… И конечно, нельзя не восхищаться творчеством современного писателя Федерико Андахази, который с полным правом может быть введён в эту плеяду мастеров… Для этого необходимо время, но уже сейчас нет и не может быть в этом сомнений.

Кроме Аргентины на литературном небосклоне зажигались звёзды таких стран, как Колумбия, Перу, Бразилия, Мексика, Уругвай, — практически всех стран, входящих в литературную семью под названием «Латинская Америка». Одна из самых маленьких стран – Гватемала – зажглась большим и значительным художником, чьё имя стало известно во всём мире, чей талант был достойно оценен и фактически – его книги переведены и изданы во многих странах, его «магический реализм» и антитоталитаризм стали ярчайшим образцом «латиноамериканского стиля», — и формально: Мигель Анхель Астуриас, а речь именно о нём, стал лауреатом престижных премий, в том числе Нобелевской в 1967 году, за год до Студенческой революции во Франции и «Пражской весны» в Чехословакии.

В его творчестве выделяется замечательный и показательный роман «Сеньор Президент». Замечательный, потому что несущий в себе высокие, гуманные идеи и представляющий собой несомненное литературное творение, а показательный – потому что показывающий неизбежность, тоталитарный режим в одной из латиноамериканских стран, обращающий внимание людей на социальные язвы, на общественную несправедливость, на отсутствие здравомыслия и доброты людской… Показательный и в смысле романа о Латинской Америке, о современной жизни, хотя роман и вышел в 1946 году, а был написан ещё раньше, по сути, мало что изменилось, ведь революция всемирная, революция образа жизни, революция сознания, о которой мечтали и говорили в XX веке «прогрессивные борцы», пока так и не случилась. С тех пор поменялось не главное, а второстепенное, не начинка и суть, а поверхность и видимость. Революции не бывать?

Но рождаются новые борцы за свободу, а старое, громоздкое, государственное, системное остаётся. Когда-нибудь кто-нибудь крикнет: «Долой систему!» — или новый лозунг… И ход истории может измениться. Революция сознания, всемирная революция вполне реальна – ведь предпосылки есть.

А предпосылки эти практически те же, что описаны в «Сеньоре Президенте». Там показан ужасный мир нищих (и даже может возникнуть ассоциация с нищими из «Собора Парижской Богоматери» Виктора Гюго). Там показаны зверства полицейских дознавателей. Безумец Пелеле убил полковника, поэтому сбежал с места преступления. Где-то на окраине города он очутился на помойке. Там он неудачно упал и сломал ногу. Выбраться ему помог некий дровосек… Тем временем разные люди обсуждают убийство полковника, а полиция зверствует, пытаясь разыскать убийцу… Типичный тоталитарный режим во главе с Сеньором Президентом, перед которым все лепечут и лебезят. В стране свирепствует репрессивная полицейская машина и вопиющее бесправие, а народ до предела невежественен, забит и предан своему Президенту…

Кульминацией романа становится расправа над фаворитом Президента Кара де Анхелем, которого, после того как зверски избивают, бросают в тюрьму, где он в жутких условиях и пребывает годами… Через какое-то время в камеру к бывшему фавориту попадает человек, который имел неосторожность влюбиться в любовницу Сеньора Президента, и его, естественно, бросают в тюрьму, обвинив в анархизме! А любовницей Сеньора Президента была как раз жена бывшего фаворита — Кара де Анхеля. Последний, выслушав рассказ товарища по камере, умер прямо на месте.

Ужасный конец оригинального романа, где описания ужасов тоталитаризма разбавлены поэтическими мифологическими вкладышами и бредовыми видениями людей. И эти крайности, эта двойственность, как и двойственность человечества, что, с одной стороны, тоталитарно и безнадёжно, а с другой стороны, желает свободы и мечтает о революции сознания, и составляет сущность бытия – общественного и личностного, в котором, правда, бытия совсем немного. Всё-таки перевешивает тоталитаризм, всё-таки неизбежность. Вот это – Латинская Америка. Вот это – современный мир!

Сергей Никифоров, 2012

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован.


*

Можно использовать следующие HTML-теги и атрибуты: <a href="" title=""> <abbr title=""> <acronym title=""> <b> <blockquote cite=""> <cite> <code> <del datetime=""> <em> <i> <q cite=""> <strike> <strong>