АДОЛЬФО БИОЙ КАСАРЕС. ИЗОБРЕТЕНИЕ МОРЕЛЯ. МАШИНА, ЧТО НЕ ИМЕЕТ ДУШИ

Но главный герой романа Касареса не больно гибок умом. Он доверяет, скорее, не уму, а непосредственно воспринятым фактам, — если он и может умозаключать, то, складывается безусловное впечатление, никогда не априори, а всегда апостериори. Он наблюдает группу прибывших на остров людей — а потом вдруг эта группа людей пропадает с острова, причём оказывается, что там, где она останавливалась, — в музее, например, — ничего не потревожено: всё лежит так, как было до них. Как будто их не было, как будто они — галлюцинация! А через некоторое время на острове, в музее, опять появляются люди, но это уже другие люди, и совершенно непонятно: как же они прибыли на остров? Вскоре главный герой пробирается в музей и тайно наблюдает за этими людьми.

Нет, среди этих людей не все незнакомые! Вот появляется и Морель вместе с той самой женщиной, Фаустиной, которую полюбил главный герой. На собрании Морель говорит, что изобрёл способ увековечить людей с помощью своего аппарата. Главный герой находит и листки, где Морель описывает, как функционирует его аппарат. Он состоит из приёмников, проекторов отдельных изображений, приборов, передающих запахи, тепловые и осязательные ощущения, звуки. Морель объясняет, что он трудился в закрытых лабораториях, а потом в одиночестве, и усовершенствовал уже существующие изобретения: патефон, фотографию и кинематограф, так же, как и изобрёл новые приспособления, в том числе для передачи осязательных ощущений. Потом он пригласил своих друзей на этот остров — эту группу людей, — предварительно построив на острове музей, бассейн и церковь, — и теперь снимает их своим аппаратом.

Эксперимент съёмки людей и всей округи длится около недели, после чего аппарат принимается воссоздавать всё заснятое до бесконечности: когда отснятый эпизод заканчивается, он тут же повторяется вновь. Людей можно видеть, слышать, дотрагиваться до них, но в то же время изменить их действия, запахи, тепловые ощущения и слова нельзя, — в этом уже убедился главный герой, когда обращался к воспроизведённым людям: они его не слышали и не видели. Главный герой находит в подвале машину, управляющую процессом воспроизведения. Иногда он видит раздвоение предметов: например, он видит на небе два солнца и две луны.

Главный герой любит Фаустину — но получается, к безмерно мучительному сожалению, она оказывается лишь воспроизведённым аппаратом изображением, таким образом, и не она приходила на скалу, а всего лишь её изображение, — и, поняв что к чему, главный герой романа решает обессмертить своё воспроизведение рядом с воспроизведением любимой: он записывает, включив приёмники аппарата, себя в течение недели рядом с Фаустиной, играя свою роль, как актёр. А потом меняет пластинки машины: чтобы машина отныне вечно проецировала новую запись, уже с ним, с новым героем в спектакле. Но после своего эксперимента главный герой, как и эта группа людей, медленно умирает, у него отваливаются ногти, выпадают волосы, силы истощаются — таким образом, машина увековечивает изображение человека или другого живого существа, но сам он, иначе оно, умирает. И это очень символично: стать жертвой машины и умереть ради того, чтобы жила, а вернее, функционировала она. Глобальный смысл романа Касареса придаёт нашему времени характер смертельной гонки, в которой призом служит увековечивание своего изображения, но не личности, в угоду машине. Мораль сей гонки такова. Смерть никогда не будет справедлива, машина лучше человека, машина просто не имеет души.

Сергей Никифоров, 2012

Страницы: 1 2

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован.


*

Можно использовать следующие HTML-теги и атрибуты: <a href="" title=""> <abbr title=""> <acronym title=""> <b> <blockquote cite=""> <cite> <code> <del datetime=""> <em> <i> <q cite=""> <strike> <strong>