СИГИЗМУНД КРЖИЖАНОВСКИЙ. КЛУБ УБИЙЦ БУКВ. НЕТИПИЧНАЯ ПОЧВА (Часть вторая)

Именно на интеллектуальной почве зиждется литература Сигизмунда Кржижановского, именно интеллект поставлен здесь во главу угла, и, несмотря на некоторые реалистические, либо полуфантастические, либо сюрреалистические и подобные этим вливания со стороны — всего лишь вливания, схемы, зарисовки, — несмотря на эти необязательные компоненты творчества, интеллект является здесь опорой, хребтом, основой основ, и тем обнаруживает ценность и непохожесть на всё иное. И эта ценность и эта непохожесть литературы Сигизмунда Кржижановского ставят его на особое место в цеху литераторов — на место представителя интеллектуальной литературы, но настолько интеллектуальной и непохожей на какую-либо иную, что, видимо, для этой литературы придётся подыскать свой термин.

Но ты его уже знаешь: интеллектуализм, другого быть не может. И, рассуждая так дальше, ты подразделяешь уже вот найденный интеллектуализм, читая всё новые произведения Сигизмунда Кржижановского. Ведь наподобие того, как подразделяются иные литературные направления, к примеру, реализм (он может быть критическим, психологическим, социалистическим), интеллектуализм подразделяется также, тем более подразделяется! И ты подразделяешь, чтобы лучше его понимать, — ты видишь, что «Клуб убийц Букв», пожалуй, во многом оказывается близким к сюрреализму, не своей основой, а, что ли, своей поверхностью, поэтому ты его, наверное, справедливо относишь к сюрреалистическому интеллектуализму… Ты переходишь к самому произведению: понимаешь ли ты, о чём «Клуб убийц Букв»?

Признаёшься, ты понимаешь поначалу с трудом. Фабула в этом произведении довольно сложна, если это уместно, можно перефразировать здесь известное выражение, которое будет выглядеть так: мудрствуя лукаво. Лукаво мудрствуя, автор повествует, устами своих героев, о разных событиях — например, о Роли в её связи с шекспировским Гамлетом, далее, о загадочных людях эксах, которыми управляют при помощи научных разработок и которые отделены от своей психики, а их мышцы выполняют нужные правительству действия. Сюжет про эксов антиутопичен, но, опять же, антиутопия здесь не является основой; по уже намеченной идее, эту часть произведения ты, видимое дело, справедливо относишь к антиутопическому интеллектуализму. Люди, которые не имеют воли и выполняют механические движения, как раньше, так и позже встречались на страницах книг, например таких, как «Мы» Евгения Замятина и «План побега» Адольфо Биой Касареса. Но ты же видишь, что отличает сюжет из «Клуба убийц Букв» от иных подобных сюжетов почва, на которой сюжет про эксов как бы вырастает и предстаёт во всей красе.

Но ты рад это видеть, ты буквально счастлив! Ты отмечаешь, ты не устаёшь отмечать нетипичность, оригинальность и почву, не похожую ни на что. Сюжеты про Роль, про загадочных эксов, другие, — ветвятся, словно отпочковываются от ствола, потом снова следует ствол — то есть общий сюжет, объединяющий все остальные, все отходящие от него ветви, в одно литературное произведение. Ты, возможно, что-то возьмёшь из этого стиля, из этой почвы, из этой благодатной почвы, на которой может вырасти твоя нетипичная и оригинальная литература. Твоя литература небытия.

Сергей Никифоров, 2011

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован.


*

Можно использовать следующие HTML-теги и атрибуты: <a href="" title=""> <abbr title=""> <acronym title=""> <b> <blockquote cite=""> <cite> <code> <del datetime=""> <em> <i> <q cite=""> <strike> <strong>