АЛЕКСАНДР ФАДЕЕВ. МОЛОДАЯ ГВАРДИЯ. ПОЮЩИЕ ГЕРОИ СРЕДИ НЕБЫТИЯ

Если подумать, какое произведение наиболее характерно для такого популярного в прошлом, в социалистических странах, жанра, как социалистический реализм, — сразу же вспоминаются две книги: «Как закалялась сталь» Островского и «Молодая гвардия» Фадеева. Трудно выбрать одну! Они обе характерны – ты не знаешь, почему именно они, но ты находишь в них нечто общее: во-первых, романтиков-героев и злодеев, которые им противостоят, во-вторых, идеологию – естественно, коммунистическую, большевистскую. И что касается героев и злодеев – это люди «белые» и «чёрные», особенно поражают личные качества «белых» – ни грамма несовершенства. Но если у Островского один подобного рода герой, то у Фадеева в его «Гвардии» – целый ряд, длинный ряд. Впрочем, сразу этого не скажешь. «Молодая гвардия» поначалу скучновата.

Прошлым летом началась война. Немцы уже заняли почти всю Украину, и, хотя были надежды, что они не дойдут, надежд оставалось всё меньше, когда люди видели отступающие части Красной Армии. Это было в Краснодоне, на краю Украины, хотя край не был ощутим – была Родина, Советский Союз, очень большой, но за него болели, и не хотели отступать, не хотели сдавать свою землю немцу.

Молоденькие девушки, они только окончили школу, среди них выделялась Ульяна Громова – своей нравственной силой, своей харизмой, своим страстным духом. Ей суждено было стать героиней – не много, не мало. Ей было только восемнадцать лет… Но пока она, вместе с другими девушками, наблюдает дыхание войны: непрерывный поток людей, колонны военных и беженцев, мчащиеся по шоссе машины, взрывы шахт… Ульяна встречает Любу Шевцову, та говорит, что Красная Армия отступает, получен приказ эвакуироваться, это касается и комсомольцев, — но в то же время Люба не хочет уезжать: несмотря на то, что комсомолка.

Но – распоряжение райкома: немедленно эвакуироваться. Ульяна Громова отправляется на телеге с тремя попутчиками. В пути они встречают Олега Кошевого, ещё очень молодого человека, ещё мальчика, который немного заикается. Олег Кошевой им помогает. Тем временем в Краснодон входят захватчики-фашисты. Не успевают они занять город, как принимаются хозяйничать: убивают собаку, что лает, занимают жильё, вырубают в огороде жасмин, ломают заборы, режут кур. Мало им этого: эсесовцы расстреливают из автоматов раненых из больницы, а врача больницы убивают прямо в коридоре.

Олег Кошевой, как и Ульяна Громова, не успевает уйти от беды, возвращается в Краснодон, где уже хозяйничают немцы. В доме Олега остановился важный чин – генерал барон фон Венцель. Денщик генерала пробует строить Кошевого, но Олег называет его холуем, дело доходит до потасовки, в итоге немец пугается его решительности.

Ещё когда только возникла угроза Ворошиловграду, Олег Кошевой как особенно активный и целеустремлённый молодой человек, болеющий за судьбу Родины, ходил в райком, просился организовывать подпольные группы. Но ему сказали собираться и уезжать: комсомольцы для подполья уже были выделены. Кошевой было обиделся.

Но вот уже молодые подпольщики собираются и обсуждают операцию по освобождению из тюрьмы коммунистов, членов партии, знатных шахтёров и военных, накануне арестованных. Среди собравшихся – Олег Кошевой, Ульяна Громова, Иван Земнухов, Любовь Шевцова, Евгений Стахович. А в это время заварушка в кабинете, где допрашивают арестованных. Валько удаётся хорошенько вмазать Брюкнеру, Матвей Костиевич раскидывает в стороны солдат, — но у немцев подкрепление: в кабинет забегают солдаты – и жандармы и полицаи забивают восставших.

В камере Матвей Шульга выговаривается перед смертью. Он задаётся вопросом: есть ли что «красивше» – как можно понять, идеальнее, чище, лучше – «нашего человека»? Сколько он, этот человек, принял на себя невзгод, сколько лишений, сколько бед и горестей прошёл: здесь и гражданская война, и эта, Отечественная. И какое может быть счастье выше, чем служба народу? И это путь коммуниста-работника. Валько подхватывает речь Матвея, вспоминает, как по-коммунистически давали уголь! Спасали Москву и Питер. Строили заводы – «элегантные, як часы!»

Потом в камеру заходят жандармы и связывают руки и ноги Матвею Костиевичу и Валько. Их выводят в коридор вместе с другими заключёнными, а потом выводят во двор. И ведут по улице. Целую колонну. И заводят их в парк. В парке выкопана яма. Это для них. Их закапывают в яму живыми. Они поют «Интернационал», и ты плачешь о них, об этих «белых» людях, неожиданно ставших героями у тебя на глазах. Невероятная по своему безумию судьба. Небытие героев с песней на устах.

Сергей Никифоров, 2012

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован.


*

Можно использовать следующие HTML-теги и атрибуты: <a href="" title=""> <abbr title=""> <acronym title=""> <b> <blockquote cite=""> <cite> <code> <del datetime=""> <em> <i> <q cite=""> <strike> <strong>