АЛЕКСАНДР ФАДЕЕВ. РАЗГРОМ. ВЗЛЁТ И ПАДЕНИЕ СТРАНЫ

Александр Фадеев — очень значительная фигура в истории русской литературы, это один из самых видных представителей социалистического реализма, его имя прогремело на всю страну ещё задолго до написания знаменитого романа «Молодая гвардия», и хотя его жизнь, особенно под её конец, была омрачена партийными решениями по уничтожению неугодных власти литераторов, он сам был удивительно светлым человеком, он внутренне не принял этих решений, он покончил с собой, как поэт, а его произведения продолжают жить, и они полны романтики и приключений.

Что само собой напрашивается, когда возникает разговор про этого значительного писателя? Про его героев? Их можно идентифицировать, его героев и его самого. Это действительно герои, в жизни таких нет. «Разгром» — первый «профессиональный» роман Александра Фадеева, его можно назвать кондовым с высоты сегодняшних дней, но в то время, когда он был написан, он был жгучим, он был романтичным, он был новым и, наверное, единственным романом, где романтика и гражданская война сливаются воедино и, отбрасывая всякие детали, уносят в некую даль, в возвышенную даль, не опуская на землю, кружа и вознося…

Это духовная радость, унестись вдаль, читая роман, выписанный с жаром и умением, но всё же немного непонятный, потому что слишком много деталей и мало обобщений. Но обобщения — это связь деталей, это идеи, образы, глубокие мысли. Только иногда это выстреливает в «Разгроме», словно выстреливает пуля в гражданскую войну — и сразу можно не понять, какая война, где, зачем, — приходится пробежаться по комментариям к роману, чтобы составить полную и цельную картину. И обращаешь внимание на мысли Мечика, одного из героев романа, и видишь, что в конце не будет ему благодатно и счастливо. Ведь то, о чём он думает, его нет, оно выдуманное, его нет в реальности, оно не сходно с настоящим. А настоящее где? А настоящее ещё придёт, и, видимо, оно не будет ему нравиться, оно не будет тем, чего желаешь, хочешь видеть. Выходит, оно будет пугающим и жестоким?

Александр Фадеев создал «Разгром» сравнительно быстро для своего темпа творчества, менее чем за два года, при этом, как и в случае с «Молодой гвардией», начало романа не вышло, оно получилось сухим, даже формальным, почти что бездушным, но вскоре, после начальных глав, это пропадает совсем, Фадеев словно взрывается и летит… и летит роман, и летят его герои, и летит читатель, не желая опуститься куда-то ниже, на землю, где нет совсем романтики, где нет таких героев: сильных, целеустремлённых, идеальных. Нет такого Левинсона, что встаёт на защиту Лаврушки, предлагая злому парню, который было загонял в воду Лаврушку, самому залезть в воду. И когда тот не соглашается, Левинсон его сподвигает на это своими неожиданно сильными командирскими нотками в голосе.

Всё дело в силе, которая есть внутри Левинсона. Это сила героя. И этот отрывок, всего лишь небольшой эпизод из романа, пронизывает тебя и запоминается навсегда. Ты и сам после этого становишься сильнее. Ты воспринимаешь эту силу, и хочешь быть не хуже, чем Левинсон. Но потом вдруг этот идеальный герой предлагает убить раненого, который висит обузой его отряду, и оказывается, что геройство и низость вполне совместимы, а небытие свойственно больше живущему, чем почти мёртвому. И всё падает на землю, ты понимаешь, что уже не летишь, а идёшь по грешной земле.

Так и происходит в жизни, когда вдруг негаданно наступает чёрная полоса, когда появляется столько низости, грязи и зла, что, кажется, ничего хорошего уже никогда не будет. В масштабах всей страны, конечно, «всё идёт по плану», но, как известно, как пела одна известная группа: «Один лишь дедушка Ленин хороший был вождь / А все другие остальные такое дерьмо / А все другие враги такие дураки…» И на таких «дураках» не держится бытие, оно втаптывается в грязь, оно мельчает, оно пропадает. Но их почему-то всегда находится много, их почему-то всегда большинство, для них не существует романтики, они извлекают для себя самую примитивную выгоду. Левинсон — человек не примитивной выгоды, но уже падший, потому что убивший. А когда в масштабах всей страны множество чиновников и воротил нахально нагревают руки за чужой счёт, и их никто не может остановить, — наступает небытие.

Сергей Никифоров, 2011

3 комментария: АЛЕКСАНДР ФАДЕЕВ. РАЗГРОМ. ВЗЛЁТ И ПАДЕНИЕ СТРАНЫ

  1. Читатель говорит:

    Да, прочитал… последняя фраза хороша — небытие….)))))

  2. Книгоман говорит:

    Разочарование постигло писателя. Он свято верил во все, что писал. Но.. увы.. Всю его жизнь, вокруг него, была одна только ложь.

  3. Екатерина говорит:

    Дальний Восток, Приморье 1920 год — где-то рядом происходит трагедия Николаевска-на-Амуре (для тех, кто не знает: зимой 1920 г. партизаны, под руководством Тряпицына захватили Николаевск, спровоцировав выступление японцев, пустивших их в город, перебили их. А потом перебили 10 тысяч мирных жителей города, взорвали город, полностью его уничтожив, оставшихся жителей вывели в тайгу. Этот «инцидент» (как его называли советские руководители) спровоцировал ввод японских войск в Приморье и на Сахалин. После этого и был захвачен японцами и казнён Лазо.)
    Когда-то этот роман, даже не смотря на обязательность прочтения в школе, не смогла одолеть. Сейчас же интересно понять, какие они были эти приморские партизаны? Как в них сочеталось низость, страшность и высокость?

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован.


*

Можно использовать следующие HTML-теги и атрибуты: <a href="" title=""> <abbr title=""> <acronym title=""> <b> <blockquote cite=""> <cite> <code> <del datetime=""> <em> <i> <q cite=""> <strike> <strong>