Таинственный и незаметный в современном мире. Часть 3

Выйдя на станции, он осматривается. Поезд уезжает. С таким же шумом. Станция так же темна, как и предыдущая. Он замечает зверей, бродящих по платформе. Они издают неприятные булькающие звуки. И вот одна группа животных – почти стая – заходит на другой стороне платформы в магазин.

<Магазин?> Внезапно он осознаёт, что метро безумно и подло по своей обстановке. Он видит парикмахерскую, магазин продуктов, галантерею… Группа животных выходит из магазина, громко чавкая. Постояв на платформе, группа направляется в парикмахерскую. Он идёт следом, ему интересно, зачем животным парикмахерская. <Их будут расчёсывать и постригать?>

<Они напоминают обросших собак, но у некоторых вместо лап – копыта, а на голове – рога… Кроме того, у всех них не псообразный вид. По мордам они похожи скорее на кошек, но вместо носов у них что-то подобное пятакам…>

Проследовав за животными в парикмахерскую, человек, довольно повидавший на своём веку, сталкивается с чем-то невообразимым… ведь у кресел в качестве парикмахеров совсем не люди, а, наверное, полуживотные!

<Да-да, у них розовый цвет лиц, но лица слишком обросши такой же чёрной шерстью, как у животных, к тому же вместо носов почти то же самое – пятаки… А руки! Обросшие щетиной и скрюченные пальцы с когтями, длинными когтями!>

Животные неловко усаживаются в кресла. Парикмахеры-полуживотные начинают состригать с них шерсть; при этом парикмахеры издают на каком-то своём наречии звуки, похожие на то самое бульканье… которое он опять слышит, когда животные, сидящие в креслах, переговариваются между собой.

<Так вот оно что!>

Ему становится противно, он выбегает из парикмахерской. Он понимает, что эти животные – будущие люди. У них меняются голоса, потому что меняются связки, их постригают, их детёныши будут точь-в-точь как парикмахеры-полуживотные, а потом, через поколение-два, они будут совершенно неотличимы от обычных людей…

В почти неосвещённом метро человеку дурно, он хочет выйти к свету, но где былая природа, как найти её? Куда ему сесть, куда ехать, на каком поезде?

Вдруг он чувствует, что его тело как будто оседает, уменьшается, как бы сбрасывается со своего остова. С остова? Да, он наблюдает за собой со стороны – наверное, это называется смертью.

Его тело сходит на нет, оно падает на платформу как тряпка. Но ему оно уже не нужно. Его остов – это энергия, она невидима обычным глазом, и его тело было настолько тонко и прозрачно, что он без труда его сбросил – и его никто не видит, люди и животные ходят вокруг по платформе, и никто не обращает внимания на лежащее тело и на духа, зависшего наверху.

А духу уже невозможно находиться здесь – в мире животных и людей, вышедших из животных. Здесь подземный мир. Здесь нет ничего светлого и вечного.

<Надо искать выход>.

Сергей Никифоров, 2013

← Часть первая                                                                                     ← Часть вторая

Рассказать о статье:
 
Запись опубликована в рубрике Безразличие и приспособленчество, Город и тьма с метками , , , , , , . Добавьте в закладки постоянную ссылку.

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован.


*

Можно использовать следующие HTML-теги и атрибуты: <a href="" title=""> <abbr title=""> <acronym title=""> <b> <blockquote cite=""> <cite> <code> <del datetime=""> <em> <i> <q cite=""> <strike> <strong>